четверг, 16 февраля 2017 г.



НАШИ В СИРИИ
Сегодня название Сирия прочно ассоциируется со словом «война». А в 90-е это было относительно мирное государство со своими проблемами и достижениями. И именно в эти годы в Сирии работали два молдавских тренера по футболу. Более того, один из них стал первым молдавским специалистом, которому удалось выиграть зарубежный чемпионат. Мне повезло в том плане, что я смог с ними побеседовать, как говориться, «по горячим следам», ещё тогда, в середине и в конце 90-х…
Сирия вчера…
…и сегодня.
Вообще, молдавский и сирийский представители впервые встретились на футбольном поле в далёком 1960 году. Тогда в Кишинёв приехала команда «Аль-Иттихад» из города Алеппо, представлявшая страну ОАР. Пусть эта аббревиатура не вводит вас в заблуждение. Дело в том, что в 1958 году Сирия вместе с Египтом образовали Объединённую Арабскую Республику (ОАР). Это название Египет сохранял и после выхода из ОАР в 1961 году Сирии, поэтому в некоторых справочниках можно найти информацию о том, что приезжавший в столицу МССР «Аль-Иттихад» египетская команда. Кстати, игра закончилась со счётом 2:0 в пользу «Молдовы» (такое название тогда носил нынешний «Зимбру»).
Но вернёмся в более близкие времена…
В конце 1991 года из тираспольского «Тилигула», отчаянно боровшегося за путёвку в высшую лигу чемпионата СССР, были уволены старший тренер Владимир Владимирович Вебер и его помощник Анатолий Александрович Азаренков (http://andron-prodan.blogspot.md/2016/12/normal-0-false-false-false_31.html?spref=fb). Что случилось после этих событий, мне рассказал сам Владимир Владимирович:
«Как написал тогда в еженедельнике «Футбол» известный советский/российский журналист Павел Алёшин «Вебер и Азаренков уехали в арабскую ссылку». И в самом деле, можно так сказать, что мы поехали искать утешение на Ближний Восток. Дело в том, что Анатолий раньше работал в Сирии, и теперь уехав первым, рекомендовал меня.
Я получил приглашение из Государственного спортивного комитета Сирии поработать с молодежной сборной страны и помогать старшему тренеру национальной команды. «Молодёжка» выступала в отборочных матчах чемпионата мира, финальный турнир которого состоялся в 1993 году в Австралии. Но пройти квалификацию нам не удалось. Во многом это случилось из-за отсутствия должного игрового опыта на высоком уровне.
Вообще, в то время в Сирии было несколько перспективных футболистов. И когда они получили возможность выступать за рубежом, иногда это у них неплохо получалось. Скажем, их лидер Ассаф аль-Халифа был основным бомбардиром сочинской «Жемчужины», стал одним из лучших новичков сезона-1994 в чемпионате России…
Чуть позже я получил предложение возглавить один из наиболее популярных и титулованных клубов страны – «Аль-Иттихад» (Алеппо). В конце сезона 1992/93 после 16-летнего перерыва мы стали чемпионами, одновременно установив рекорд первенства: в течение 12 матчей подряд мы не пропустили ни одного гола. Последнюю игру чемпионата мы проводили на выезде и когда вернулись домой, жители города встречали нас как триумфаторов. Такого «безумия» я раньше никогда не видел. Все улицы города были перекрыты, а жители праздновали чемпионство всю ночь».
Владимир Вебер – первый молдавский тренер, которому удалось выиграть зарубежный чемпионат.
Таким образом, Владимир Вебер стал первым молдавским тренером, выигравшим титул чемпиона другой страны. Позже подобного успеха добились Сергей Дубровин (чемпион Индонезии 2002 года с клубом «Петрокимия Путра») и Иван Табанов (чемпион Латвии 2012 года с «Даугавой»). В качестве второго тренера чемпионами Украины и России становились Александр Спиридон (с донецким «Шахтёром) и Александр Мацюра (с казанским «Рубином») соответственно.
***
Но вернёмся вновь в Сирию 1990-х. В середине 1998 года «Аль-Иттихад» опять возглавил молдавский специалист. На сей раз Владимир Иванович Госперский. В конце января следующего года мне довелось взять у него интервью, в котором он подробно рассказал о своей работе в клубе и о сирийском футболе в целом.
– Каким образом вы оказались в Сирии?
– В 1998 году я был директором школы футбола «Зимбру». Но я больше люблю «живую» работу и чиновником себя никогда не представлял, хотя и проработал полгода в спорткомитете ответственным за футбол. И когда в июне появилась возможность поехать в Сирию, я не задумываясь согласился.
– В своё время «Аль-Иттихад» тренировал Владимир Вебер, который привёл его в 1993 году к чемпионскому званию…
– Он произвёл очень хорошее впечатление, работая и с молодежной сборной, и с «Аль-Иттихадом». Вообще в арабских странах высоко котируется работа советских тренеров. Во-первых, им не нужно платить очень много, а, во-вторых, они всегда очень ответственно относятся к своему делу. Там работали и Анатолий Байдачный, и Валерий Лобановский... Здесь хотелось бы сделать одно пояснение – под арабскими странами имеется в виду весь Ближний Восток. Там нет разделения, безвизовое перемещение. Единственное отличие: есть бедные, и есть богатые страны. Сирия входит в число бедных стран.
– Контракт был подписан сроком на...
– Один год. 25 января (наша беседа состоялась 21 января 1999 г. – прим. А.П.) я вылетаю обратно, поскольку 5 февраля начинается второй круг чемпионата и матчи на Кубок страны. В принципе они готовы продлить контракт ещё на три года, но, как у любого тренера, всё будет зависеть от результатов. Прошлый чемпионат «Аль-Иттихад» закончил на 11-м месте, и меня пригласили организационно наладить команду для стабильного выступления в будущем на высшем уровне в течение длительного периода. После первого круга мы занимаем четвертое место, отставая от лидера, армейской команды «Аль-Джаиш» из Дамаска на 7 очков. Думаю, что по итогам всего чемпионата окажемся в призовой тройке. У нас был шанс вплотную приблизиться к лидеру. В трёх играх подряд, имея явное преимущество, мы умудрились сыграть вничью, пропустив голы на последних минутах матча. Если бы не потеря этих шести очков, мы бы могли претендовать и на чемпионское звание. Хотя, повторю, я убедил руководство, что нужно время, чтобы создать стабильную команду. Необходимо больше внимания уделять молодым футболистам. Например, сейчас я привлекаю для выступления в основном составе сразу четырёх 17-летних игроков.
– Вы работаете только с главной командой?
– Да. С молодёжным составом работает местный специалист, но когда нужно, я даю ему необходимую консультацию.
– В Сирии работает много тренеров-иностранцев?
– Только двое. Кроме меня, в «Аль-Джаише» работает еще бразильский тренер.
– Бытовые и финансовые условия контракта вас устраивают?
– В бытовом плане всё необходимое клуб мне предоставил. В финансовом отношении тоже все более-менее нормально. По сравнению с тем, что можно получить у нас, этот вариант более выгоден и меня устраивает.
– Что из себя представляет клуб «Аль-Иттихад»?
– В Сирии он считается самым популярным. 90 процентов населения страны болеет за «Аль-Иттихад». Дело в том, что мусульмане делятся на определенные касты, и в этом клубе играют самые «чистые» мусульмане. За «Аль-Иттихад» выступают три члена национальной сборной и четыре олимпийской команды. В течение длительного периода они не могут выиграть чемпионское звание, вот и вспомнили о специалистах из бывшего Советского Союза, которые когда-то приносили им успех. В Сирии нет профессионального футбола. В организационном плане «Аль-Иттихад» похож на клубы бывшего СССР, он состоит из 32 спортивных секций. Главный акцент делается на футболе и баскетболе (в прошлом году баскетбольная команда выиграла Кубок страны). Президента клуба в нашем понимании нет. Есть человек, который отвечает за работу в клубе, но на общественных началах. Существуют также президентский совет и футбольная комиссия в составе семи человек, которая ставит задачи на сезон, снимает или назначает тренера. Футбольного клуба в чистом виде у них нет.
Восточный базар в городе Алеппо до начала гражданской войны.
– Владимир Вебер рассказывал, что когда команда стала чемпионом, футболистов и тренеров в буквальном смысле носили на руках...
– Когда я только приехал и просматривал видеокассеты с записью матчей прошлого чемпионата, то обратил внимание на огромную поддержку болельщиков. А когда впервые попал на стадион, стало даже немного страшно. Я через многое прошёл, но такое увидел впервые. Когда, выступая в высшей лиге чемпионата СССР в 1974 году, мы обыграли киевское «Динамо», и то ощущение было другое. В Сирии каждый матч – настоящее зрелище, праздник. Наш 30-тысячный стадион всегда переполнен (кстати, рядом строится арена на 80.000 мест). За час до матча начинается шествие по беговым дорожкам с флагами, транспарантами, барабанами. Игроки выпускают голубей. Шум невообразимый. Футболисты – настоящие идолы. Всегда стояла проблема предматчевой разминки, поскольку каждый считает за счастье взять автограф или сфотографироваться с футболистами. Дети выбегают прямо на футбольное поле.
– За «Аль-Иттихад» наверняка болеют по всей стране?
– В принципе, на некоторых матчах чувствуешь себя как на родном стадионе.
– Футбольная индустрия (изготовление маек, шарфов, сувениров с символикой клуба) развита?
– Нет. Как я уже говорил, они не перешли на профессиональное развитие футбола. Страна бедная. Разрыв между богатыми и бедными людьми огромный.
– Как обстоят дела с судейством?
– В целом судят объективно. Но там по-другому нельзя, потому что болельщики реагируют очень бурно, и, если увидят подвох, судьям несдобровать. Бывают, конечно, нюансы, ошибки, но не преднамеренные. Симпатии есть, ведь там играют подведомственные команды, которые курируют армия, госбезопасность. Один клуб курирует сын президента. Но повторю, зрители чувствуют фальш и не позволяют себя обманывать.
– Драки между болельщиками бывают?
– Да, как и везде.
Алеппо – один из древнейших городов мира. С населением больше чем 2 миллиона человек (данные до начала гражданской войны) он является самым крупным городом Сирии. На снимке цитадель Алеппо.
– Какая-то специфика в арабских командах есть?
– Футболисты не переходят из одного клуба в другой. Где игрок начал выступать, в той команде играет до конца своей карьеры.
– Такой патриотизм?
– Я думаю, это происходит по религиозным соображениям. Они воспитаны на религии. Каждому арабу с детства внушают, что он самый сильный, красивый и умный. С этим убеждением он и живёт всю жизнь.
– Тренеру наверное очень сложно работать в такой ситуации?
– Естественно. Их очень трудно заставить играть в коллективный футбол. Они больше играют индивидуально, для зрителей, как в старые времена бразильцы. Мне удалось наладить игру в обороне, и команда значительно прибавила. В атаке коллективные действия наладить труднее, каждый хочет забить гол сам.
– Как вы общаетесь?
– Через переводчика, плюс моё знание английского. В тренировочном процессе я выучил тот минимум арабских слов, который необходим в общении, а вот давать тактические указания по-арабски мне сложно.
– В таком случае футболисты могут не понять какие-то нюансы ваших слов?
– Я убедился, что почти всё из того, что я говорю, они понимают и выполняют во время тренировочных занятий, а вот когда проводятся тактические разборы, установка на игру, то для того чтобы они поняли, приходится объяснять по нескольку раз.
– О развитии футбола в арабских странах и Сирии, в частности, что можете сказать?
– Я знаком с сирийским футболом, поэтому расскажу о нём. В принципе они сталкиваются с теми же проблемами что и мы: очень слабо развита работа с детьми. Но в отличие от нас у них очень мало квалифицированных тренеров.
– Это правда, что в сирийских клубах не имеют права играть легионеры?
– Да, в сирийских командах нет легионеров.
– Их отсутствие наверняка сказывается на развитии футбола в целом?
– Конечно, сказывается. Уровень чемпионата заметно возрос бы с их приходом. Например, в Ливане была схожая ситуация, но там разрешили играть легионерам, и сейчас чемпионат преобразился. Теперь сирийские футболисты хотят играть в том же чемпионате Ливана. За тот период, что я работаю в команде, два футболиста уехали в Объединенные Арабские Эмираты, один – в Ливан.
Играют сборные Сирии и Японии.
– Сирийские футболисты смогли бы играть в каком-нибудь сильном европейском чемпионате?
– Сложно ответить на этот вопрос. Физически они выглядят хорошо, технически тоже, есть проблемы с тактической организацией. Но самое важное – отсутствует школа. Если на раннем этапе, допустим в 16-17 лет, отправить ребят в Европу, то есть надежда, что там они раскроются и заиграют. И сейчас есть футболисты, которые играли, например, в России. В моей нынешней команде играет Нихад Аль Буши, бывший игрок самарских «Крыльев Советов». Ассаф аль-Халифа недавно выступал за сочинскую «Жемчужину». До уровня, скажем, чемпионата Германии им ещё далеко, а ехать в Молдову или Украину, где в финансовом отношении дела обстоят не важно, не имеет смысла.
– Можете сопоставить уровень чемпионата Молдовы и Сирии?
– У них чемпионат более ровный. Из 14 команд, которые играют в высшей лиге Сирии, примерно десять, одного уровня. Хотя, конечно, и у них есть свои лидеры. Например, «Аль-Джаиш» – вполне благополучный клуб, приближается к профессиональному уровню.
– Вы поддерживаете контакты со специалистами из других арабских стран?
– В общем, да. Я наладил контакты с ребятами, которые закончили высшие учебные заведения в бывшем Союзе (переводчик, работающий со мной, учился в Киевском институте физкультуры), и имею довольно полную информацию. Хорошо налажен и информационный контакт на всём Ближнем Востоке. В Сирии есть возможность смотреть матчи других арабских стран, а 7 из 13 матчей нашей команды в первом круге были показаны по телевизионной сети стран Ближнего Востока. Когда мы были на турнире в Эмиратах, я дал интервью журналистам из Египта, которые были в курсе всех событий сирийского чемпионата.
***
Весной 2011 года в Сирии началась гражданская война, которая длится до сих пор. Удивительно, но футбольный чемпионат проходит стабильно. За все эти годы был отменён только один полный сезон (2010/11).
«Невзирая на войну, в Сирии мячи гоняют в лагерях беженцев, посреди разбомблённых улиц и на обшарпанных асфальтированных коробках – что дети, что повстанцы, что некоторые члены террористических организаций».
Клубы покинули свои города и перебрались в два относительно безопасных места – Дамаск и Латакию. Изменился и расклад сил в первенстве. Наш старый знакомый – «Аль-Иттихад» из Алеппо – остался без поддержки болельщиков и местных бизнесменов, а деньги ему выделяет бедная Федерация футбола Сирии. «У «Аль-Иттихада» было около 75 тысяч болельщиков, они заполняли наш огромный стадион, а сейчас мы играем в среднем перед тысячей человек. Когда смотрю старые видео и вижу толпы людей, сложно сдержаться. Очень грустно», – говорит молодой полузащитник Хиндави.
Как отмечают блоггеры Владислав Воронин и Никита Киселёв: «Клубу из Алеппо одно время даже приходилось играть третьим составом – остальные игроки либо уехали из Сирии, либо разбрелись по другим клубам. По оценке сирийского футбольного эксперта Мохаммеда Нассера, во время войны страну покинули более 200 профессиональных футболистов. Наиболее популярное направление – Ирак».
28 января 2017 года. После пятилетнего перерыва в Алеппо состоялся футбольный матч.
Совсем недавно в прессе прошла информация, что 28 января в Алеппо был сыгран первый за пять лет футбольный матч. «Аль-Иттихад» переиграл «Хуррию» со счётом 2:1. «Несмотря на плохое состояние поля и полуразрушенный стадион, на матче был почти аншлаг. На трибунах так же был размещён большой портрет президента Сирии, а сам матч охраняло множество вооружённых военных».
Что будет дальше, одному Богу известно…
Андрей ПРОДАН

Комментариев нет:

Отправить комментарий